С приходом в кинопроизводство компьютерной техники режиссеры разошлись не на шутку: ведь все самые безумные идеи, которые раньше приходилось со вздохом откладывать в одну коробку с губозакаточной машинкой, стало легко и просто (и недорого!) нарисовать. Да что там безумные идеи! Даже вполне обычное действие сегодня наполовину снимается в павильоне на фоне зеленого экрана. Зачем заморачиваться и ехать в джунгли, чтобы снять тропический дождь, если можно сесть за стол и нарисовать и дождь, и джунгли?

Но, как ни странно, неисправимые перфекционисты есть и в наши дни, и в прошлом.  Некоторые  постановщики уверены, что настоящий, масштабный и живой кадр может получиться только из настоящих декораций. Ну а то, что дороговато… да и черт с ним, главное, чтобы зритель был доволен. А мы довольны.

Первым, кто стал жертвой перфекционизма и устроил целое крушение поезда ради всего нескольких кадров, был Бастер Китон в фильме «Паровоз генерал» 1926 года. Бюджет той картины – 42 000 долларов – сегодня кажется мизерным, но не стоит забывать о том, что в те года это были внушительные деньги. И большая часть их была потрачена на закупку раритетного поезда, который в итоге был сброшен с моста и утоплен. Так что падение паровоза, которое мы видим в фильме – настоящее, как и толпа зевак, без приглашения сбежавшихся окрест, чтобы посмотреть на сие сумасшествие.

Не смог обойтись без поезда и Кристофер Нолан, снимая «Начало». Да, это так, по улице города едет самый настоящий поезд, сокрушая притом самые настоящие автомобили. Единственное, что в этой сцене есть компьютерного – это асфальт, разрушаемый локомотивом. В реальности же состав ехал по специальным рельсам, которые позже пришлось замаскировать графикой.

Впрочем, ничего удивительного. Можно сказать, что Нолан даже несколько умерил аппетиты, ведь парой лет ранее он, в погоне за натуралистичным кадром, вообще построил целую больницу, которую Джокер в исполнении Хита Леджера потом взорвал. В тот раз Нолану пришлось поработать куда тщательнее, ведь второго дубля сделать бы не удалось, а, значит, все в данной сцене было просчитано с точностью до секунды.

До Нолана строительством согрешили и Вачовски, в ту пору еще бывшие братьями. Они построили целую автостраду длиной в 2,5 километра. Сделано это было для сцены с захватывающей погоней из картины «Матрица. Перезагрузка». Понятно, конечно, что кое-какие мелочи дорисовывать все же пришлось, но нарисовать такую сцену полностью было невозможно. Так что на специальном полигоне был построен кусок настоящего автобана, заполненный настоящими машинами. 

Ни Вачовски, ни Нолан не смогли переплюнуть Уильяма Уайлера, построившего для своего эпического творения «Бен-Гур» арену размером целых 18 гектаров. В стройке участвовало больше тысячи рабочих, а сама арена была засыпана аж 450 тоннами песка, специально привезенного из Мексики. И в довершение ко всему, на самом стадионе сидело почти 8 тысяч настоящих зрителей. Продюсеры умоляли Уайлера взять небольшое количество людей и временами пересаживать его для нужного ракурса. Но тот решил: «Гулять, так гулять!».

Не все режиссеры увлекаются строительством, некоторым для полного счастья необходимо разрушать. Для съемок «Апокалисиса сегодня» филиппинское правительство выделило Фрэнсису Форду Копполе целый маленький остров и роту солдат в помощь. И что же сделал Коппола? Он облил весь лес на острове бензином и поджег. Так появилась знаменитая сцена сжигания джунглей, над которыми летят вертолеты, и играет «Полет валькирий»…

А режиссер Ричард Аттенборо в картине «Ганди» решил взять количеством. Размах прощального шествия в день похорон Ганди впечатляет и, конечно же, наводит на мысли о подвохе. Но его нет. То, что мы видим в кадре – это реальные 300 000 человек, большая часть которых явилась на съемки не за деньги а по велению души: режиссер не стал лукавить и собрал на съемочной площадке самую впечатляющую массовку в истории кино, вошедшую в Книгу рекордов Гиннесса. 

нет комментариев

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий

Реклама