Escape from Sobibor, 1987

Реж.: Джек Голд

В ролях: Рутгер Хауэр, Алан Аркин, Джоанна Пакула

Пока критики, зрители и историки бьются между собой в спорах о том, заслуживает ли признания свежевышедшая на экраны историческая драма «Собибор» Константина Хабенского, предлагаю вспомнить ее «старшую сестру» 1987 года выпуска. 

Сравнивать эти два фильма пока что рано и, наверное, не имеет смысла. Историю, которая лежит в основе обеих картин, знают почти все: единственное удачное восстание заключенных в нацистском лагере смерти. Эта история так дорога русскому сердцу еще и потому, что во главе восстания стоял не кто иной, как наш, советский солдат – Александр Печерский. И хотя сам Печерский при жизни не раз говорил, что нельзя считать это только лишь его заслугой, ведь вместе с ним восстание организовывали поляки, евреи, украинцы и другие, все же факт есть факт: до его прибытия в Собибор вместе с группой советских военнопленных не было ни одной мало-мальски прилично организованной попытки побега, все они кончались провалом.

Как над самим историческим побегом, так и над фильмом об этом событии работала интернациональная команда – участие принимали американцы, англичане, югославы, поляки, голландцы, французы, русские и немцы. И очень греет душу то, что в отличии от современных высокобюджетных военных блокбастеров ни одна из участвующих сторон не пытается в этом фильме перетянуть одеяло на себя. 

Бюджет у картины очень скромен, и тем сильнее удивляет мастерски проработанная атмосфера. Да, видно, что декорации выполнены не слишком детально, все действие происходит в минимуме локаций, а в сценах с диалогами оператор отдает предпочтение крупному плану актеров, но беременным, слабонервным и детям я смотреть эту картину не рекомендую: ощущение близкой смерти сядет вам на шею с первых же кадров, а со вторых – свесит с ваших плеч ноги.

Фильм тяжело идет не только из-за антуража лагеря смерти. Слишком хорошо сыграны персонажи: у каждого из них есть своя история, свой интересный характер и свои мотивы. К заключенным привязываешься почти сразу же, как первый поезд въезжает на территорию лагеря, но исторические фильмы тем и огорчают – финал-то известен, до конца картины доживут немногие. 

Отдельное спасибо постановщикам картины за то, что на главную роль они пригласили не кого иного, как Рутгера Хауэра. К тому времени Хауэр уже прославился фильмами «Бегущий по лезвию», «Попутчик» и «Леди-ястреб», поэтому заполучить его в такой низкобюджетный проект казалось делом непростым. Однако тема фильма оказалась близка актеру, и предложенная роль крайне его заинтересовала. 

Удалось ли нидерландцу Хауэру воплотить на экране образ мужественного русского солдата, противостоящего нацистскому злу? Без сомнения, да. Перед нами настоящий советский воин без страха и упрека, с железной волей и кристально чистыми моральными принципами. Печерский не поддается страху, расчетлив и рассудителен и не позволяет себе никакой низости. Отчетливо это видно в сцене объяснения с влюбленной в него пленницей. Да, девушка хороша, и как же хочется поддаться страстному порыву, особенно перед возможной смертью! Но дома Александра ждет супруга, и он никогда не допустит измены – ни жене, ни Родине. 

Некоторые отечественные критики, конечно, отмечают, что образ Печерского выглядит чуть-чуть клишированным. К примеру, в моменте, когда его герой отказывается подчиниться приказу нациста, между ними возникает напряжение, камера крупным планом показывает холодное и непреклонное лицо Печерского, и тут же – вспотевшую физиономию жирного эсэсовца, не выдержавшего дуэли взглядов и «как бы» испугавшегося. С точки зрения профессионалов режиссерского дела – да, может, и клише. С точки зрения зрителя – восторг, вот таким и был наш герой Печерский: нацисты боялись одного лишь его взгляда. А разве другой человек смог бы организовать тот побег? 

нет комментариев

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий

Реклама