Экранизации манги стали обычным делом в наше время. Увы, большинство так называемых «лайв-экшнов» (live action) получаются либо плохими, либо средними. И, чаще всего, дешевыми. Многие в нашей стране брезгливо морщат нос, глядя на отечественные блокбастеры, критикуя (помимо прочего) дешевизну картинки. Так вот, в сравнении с большинством японских блокбастеров, у наших с картинкой — еще все неплохо.

Но есть и исключения. В Японии живут гордые люди, которые хотят потягаться с самим Голливудом, выпустив какую-нибудь дорогостоящую экранизацию популярной манги. Попыток было много, но речь пойдет о самой необычной и малоизвестной в мире из всех.

Этой первой серьезной ласточкой на звание «самая-самая экранизация манги», стала трилогия «Парни 20-го века», первый фильм которой вышел в 2008 году, и которая была весьма серьезной заявкой на международный хит, ведь на каждый фильм трилогии потратили 20 млн. долларов — огромные деньги для японского кинематографа. Проект этот вышел необычайно интересным, но почти неизвестным в нашей стране.

«Парни 20-го века» (альтернативный перевод — «Мальчишки 20-го века») — экранизация одноименной манги Наоки Урасавы, известный по манге (и аниме по ней) «Монстр». Эта эпичнейшая история, сюжет которой растянут на три десятилетия, и в которой задействованы десятки персонажей, стала настоящим хитом, так что появление экранизации было лишь вопросом времени. К всеобщему удивлению, экранизацией стало не аниме, как это чаще всего бывает (в том числе и с работами Урасавы), а самая дорогая кинотрилогия в истории японского кинематографа.

В центре сюжета первого фильма, находится Кензи Эндо — неудавшийся рок-музыкант, воспитывающий свою маленькую племянницу Канну, оставленную ему таинственно пропавшей сестрой. В его жизни происходит несколько загадочных происшествий, в центре которых находится недавно погибший друг-одноклассник. Совершенно случайно, как кажется на первый взгляд, Кендзи оказывается втянут в дела зловещей секты таинственного Друга, которая набирает популярность в Японии. Ему удается связать действия сектантов с убийствами и террористическими актами, и чем дальше он пытается разузнать о смерти бывшего одноклассника, тем больше приходит к выводу, что Друг — один из его бывших школьных друзей. Когда-то давно, в детстве, Кендзи и его друзья придумали «Книгу Пророчеств» — игру, в которой некая злая организация пытается разрушить Землю, а Кендзи и его друзья — спасают ее. И вот, спустя 30 лет, Кендзи с ужасом узнает в ряде террористических атак — те самые придуманные им и его друзьями «пророчества», которые воплощаются с детальной точностью. Собрав бывших школьных друзей, Кендзи пытается остановить Друга, но тут события принимают совсем уж скверный оборот — сектанты Друга начинают охотиться за малолетней племянницей Кендзи, ведь загадочный Друг — ее настоящий отец.

Сюжет противостояния обычного современного обывателя и зловещей секты — интересно само по себе. Особенно, если лидер этой секты имеет болезненный пунктик на детских выдумках, среди которых есть и гигантские роботы, и нашествие злых инопланетян, и массовое вымирание человечества. А, раз уж всего перечисленного в реальности не бывает, то Друг весьма серьезно настроен в создании как минимум аналога. Поэтому, если сюжет поначалу вызывает легкую усмешку, после появления смертоносного вируса и массовых убийств, вкупе с хорошо переданным параноидальным психозом Конца Света по смене Миллениума, усмешка пропадает сама собой. В целом, первый фильм действительно вызывает интерес. Тут и хорошая режиссура Юкихико Цуцуми («Бэк»), и великолепный актерский состав, и умелое распоряжение большим бюджетом, и довольно точное следование превосходному оригиналу Урасавы. Не обошлось, правда и без недостатков. Оригинальная манга притягивала своими великолепными диалогами и очень емкими, но цельными сценами между персонажами, их красивым раскрытием, и яркой индивидуальностью. В фильме, диалоги стали более «японскими» (в худшем смысле), а от цельности и емкости сцен почти ничего не осталось. Тем ни менее, фильм удался, оказавшись отличным детективным триллером, с по-настоящему оригинальным сюжетом.

Сиквел ждали уже во всем мире. И, можно сказать, что «Парни двадцатого века: Последняя надежда» ожидание не оправдал. В нем стало больше всего того плохого, что было в первом фильме. Оригинальная история необычна тем, что из психологического триллера о противостоянии группы повзрослевших друзей с загадочным лидером секты, превращается в эпатажную антиутопию, а впоследствии — в детектив с элементами экшна, в сеттинге постапокалипсиса. Вот так, ни много, ни мало. Цуцуми решил продолжать придерживаться сюжета оригинала, но сильно урезал некоторые сюжетные линии, уменьшив и масштаб происходящего, ограничив его одной Японией (в манге, события происходят в разных странах). Это, вкупе с очень странно поданным гротескным поведением приверженцев Друга (сатира на почти военную муштру сектантов в реальном мире), создает очень странный эффект. Если кривляния сектантов в первом фильме выглядели пугающе на фоне адекватного Кендзи, удивленно пучившего глаза на толпы зомбированных граждан, то в сиквеле с гротеском явно перегнули, странные тут практически все, за исключением главной героини. Темой первого фильма была опасность секты как явления, за улыбками влиятельных членов которой скрывались преступники, и тот факт, что ярлык «террорист» могут навесить на любого члена общества вообще. Это было понятно, достаточно приземленно и находило отклик у зрителя. Темой второго фильма стало то, что произойдет, если целая нация согласиться играть в нелепую игру с откровенно дурацкими детскими правилами. 

При всех очевидных плюсах сюжета, его было сложно воспринимать всерьез, с комичными персонажами, вымученной фантастикой (тут вина оригинала, правда), и весьма неторопливым сюжетом. Правда, тут еще больше акцента на детали, флешбеки и артибуты реального прошлого, но кино они не вытягивают полностью, а миловидной Аири Таира, в роли повзрослевшей Канны, слишком мало для сохранения интереса при просмотре. Говоря проще, сиквел серьезно разочаровал зрителей, и заключительный фильм ждали уже с неуверенностью.

Сюжет триквела — «Парни 20-го века: Третья глава» касался тех частей в сюжете оригинала, где было больше всего слабых мест. Антиутопии — непростой жанр в принципе, а Урасава поставил его в сочетание с постапокалипсисом, да еще закрутив сюжет так, что раскрутить его красиво не смог. Фильм несколько изменил сюжет, упростив его, но завершить элегантно удалось едва ли. Война Канны против Друга, на фоне переделанного вторым мира (вновь ограничились лишь Японией), и завершающие хитросплетения сюжета, охватывающие десятилетия, смотрятся лучше сиквела, но не дотягивают до качества первого фильма. Бюджет здесь не жалели, все выглядит достаточно дорого и с должным размахом. Кульминация достойная, как и в оригинале, она пропитана отчаянием главного участника ввиду неизбежного окончания любимой игры. Как и в оригинале, ключевыми темами тут сразу несколько. В первую очередь, и в фильме это раскрыто лучше всего, это то, что детские травмы и обиды на довольно пустячковые вещи, могут превратить человека в настоящего монстра, способного, при наличии должного упорства и решительности, уничтожить все человечество и перекроить мир под себя. Тема прощения тут идет бонусом, тем более что финал истории Цуцуми изменил, сделав его более реалистичным и логичным. А вот тема музыки — как средства изъявления свободы на фоне тотальной диктатуры, раскрыта здесь хуже. Но за этим видна воля режиссера, который существенно снизил градус сказочности и откровенные перегибы оригинальной истории. Осталось тут неизменной песня Кендзи, проходящая свой круг эволюции: от простенького бренчания на гитаре на перекрестке в первом фильме, до гимна свободе как таковой — в третьем. Как и положено завершению большой истории, тут меньше всего отсылок к культурным событиям 20-го века, и наиболее сконцентрированные флешбеки. Персонажи, развивающиеся на протяжении двух фильмов, доходят в финальной картине до своих кульминаций, каждый находит свое место в мире, играет свою роль до конца. Но главный плюс триквела — в нем сходятся вместе все разрозненные и часто нелепые сюжетные обрывки из второго фильма, которые сплетаются в достаточно логичную сюжетную структуру. Конечно же, и тут есть гипертрофированные персонажи, перегибы в сюжете и необоснованные усложнения, — все то, что так любят японцы в своих историях, но триквел очень внятно доносит до зрителя и основную мысль всего произведения — «игры нужно останавливать вовремя», и очень трогательное и искреннее финальное «прости».

Трилогия «Парни 20-го века» не стали ни лучшей экранизацией манги (каким стала трилогия «Бродяга Кенсин»), ни знаковым международным культурным событием (как трилогия «Тетрадь Смерти»), но остается самой дорогой трилогией в японском кинематографе, и имеет один из самых внушительных актерских составов в кино, за последние двадцать лет. За пределами Японии, трилогия осталась малоизвестной, во многом, из-за провального сиквела, но культовый статус все же приобрела. Это совершенно уникальное явление в современном кинематографе: сборник социальных тем и страхов, завернутых в несколько жанровых слоев, обильно приправленных сатирой и фантастикой. Здесь и ностальгия по 60-м, с их сельским очарованием и 70-м, с их молодой западной рок-музыкой (название не просто так отсылает к легендарному хиту T. Rex), и «пустые» 80-е, и безотчетный страх перед Концом Света в конце 90-х, и «фантастика 21 века» (какие еще может быть 21 век, как не фантастикой наяву!). Даже то, что история заканчивается в 2017 году вызывает улыбку, просмотр приобретает дополнительный слой. Другого такого проекта просто нет. Возможно, получи он экранизацию в виде аниме-сериала, он достиг бы популярности «Тетради Смерти». Но он стал серией фильмов, которая, при всех своих недостатках и отталкивающей многих одиозности, все же может и доставить удовольствие просмотром, и войти в число любимых. И, конечно же, вызывает желание прочитать оригинал, который рекомендуется даже тем, кто мангой не интересуется вовсе.

нет комментариев

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий

Реклама