Алехандро Ходоровски, в фильмографии которого картин меньше, чем выпущенных комиксов, сумел вписать себя в историю, пожалуй, самым необычным образом: он так и не снял фильм! Речь идёт о легендарном проекте по экранизации романа «Дюна» Френка Герберта. Для этого проекта Ходоровски собрал невероятную по силе команду. А наработки, которые были созданы в процессе подготовки фильма, осели во множестве других ярких проектах. Например, за необыкновенный образ Чужого стоит поблагодарить художника из Швейцарии Ханса Руди Гигера, который попал в Голливуд благодаря работе над «Дюной».

Шестидесятые и семидесятые оказались горячим временем для всего мира. Неудивительно, что на их волне имя Алехандро Ходоровски стало известно во всём мире.  Его сюрреалистичные картины были чередой заигрываний с религиозной тематикой, в обёртке ЛСД-трипа. Джон Леннон не смог пройти мимо такого таланта и выделил из личных средств миллион долларов на очередную картину режиссёра. Результатом этой инвестиции стал фильм «Священная гора». Говорят, что для максимального погружения актёров в роли, Ходоровски обязал их принимать на ежедневной основе небольшое количество ЛСД.  Эффект на лицо: В Италии фильм уступил первенство по сборам только очередной картине о Джеймсе Бонде. В этот момент где-то во Франции молодой продюсер Мишель Сейду решил, что вместе с эксцентричным режиссёром его ожидает успех, и быстро отыскал контакты именитого чилийца.

Если верить Ходоровски, то дальше история превращается в калейдоскоп удивительных чудес и совпадений. В первом же своём телефонном разговоре авторы договорились о совместном проекте. Алехандро наугад выпалил, что мечтает экранизировать «Дюну», и Сейду почти сразу же выкупил права на фильм по ней. Чудеса, кстати, начались ещё до того, как состоялся разговор. Они не первые, кто хотел воплотить историю противостояния Артрейдесов и Харконеннов на экране. Ранее права уже приобрёл американский продюсер Артур Джейкобс. Зрителям он лучше всего известен как продюсер франшизы «Планета обезьян». Экранизацией романа Герберта он занимался как раз в перерыве между производством фильмов об обезьянах. На роль постановщика он позвал режиссёра «Лоуренса Аравийского» – Дэвида Лина. Этой затее не было суждено сбыться. В 1973 году Джейкобс умирает, а Мишель Сейду без проблем выкупает права у его родственников.

Как выразился сам Ходоровски, он планировал сделать нечто совершенно новое, что навсегда перевернёт восприятие зрителей. Задача амбициозная, поэтому подбор команды был очень тщательным. Ходоровски были нужны не просто авторы, а настоящие воины, которые горели бы идеей. Помимо Гигера авторам удалось привлечь к участию в проекте Сальвадора Дали, Мика Джаггера, Мёбиуса, группу Pink Floyd, Криса Фосса, Дэвида Керредайна и, возможно, даже Орсона Уэллса! Это кажется невероятным, но за участием каждого стоит интересная история.

Наверное, наибольших трудов и Ходоровски, и Сейду стоило привлечь к проекту Дали. Никого другого на роль Императора даже не рассматривали, поэтому художника легко узнать на концепт-арте Мёбиуса. Дали не был знаком с оригинальным романом, но идея сыграть Императора галактической империи ему польстила. Впрочем, Дали как мог, испытывал терпение режиссёра. Во-первых, он хотел стать самым дорогостоящим актёром. Чтобы удовлетворить эту просьбу, Сейду пообещал платить сто тысяч долларов за каждую минуту его роли. Секрет такого предложения в том, что роль императора сводилась буквально к двум-трём минутам, тогда как в остальное время было решено использовать реалистичный манекен. Идея даже была сюжетно обоснована: правитель галактики слишком боялся за свою жизнь, чтобы появляться перед людьми лично. Во-вторых, Дали выдвинул ряд очень странных идей для фильма. Трон своего героя он хотел изобразить в виде двух дельфинов, которые также должны были использоваться в качестве туалета. И процесс испражнения обязательно должен был попасть в фильм (впрочем, тут Дали предлагал использовать дублёра). А чтобы наверняка шокировать и авторов, и зрителей, он также потребовал ввести в дело горящего жирафа. На все желания Ходоровски сказал «Да», настолько он горел фильмом.

Тем не менее, фильм должен был предложить зрителю много очень интересного опыта. По задумке создателя, его длительность могла не ограничиваться стандартными двумя или тремя часами, вместо этого зрителя мог ждать сеанс на восемь или даже двенадцать часов! За это время ему бы показали массу необычных находок. По наработкам Криса Фосса и Ханса Руди Гигера можно предположить, что это был фильм с самой необычной архитектурой, которая моментально бы создала у зрителя ощущение чего-то внеземного. Фосс хвастался, что его образование архитектора позволяло придумать не только необычный дизайн, но также проводить необходимые вычисления и подбирать материалы так, что даже самые дикие его идеи можно было воплотить в реальность, даже замок Императора, который уже своим видом бросал вызов законам физики. В тоже время Гигер пошёл немного другой дорогой. Ему предстояло создать замок Харконенов. В книге не было сцен на их планете, поэтому художник был ограничен лишь собственной фантазией. Массивное здание замка идеально передавало характер своего хозяина – массивное и пугающее, оно было явно не радо гостям. Тем, кто должен был подняться по ступеням наверх, мог быть ранен тысячами острых лезвий, украшавших лестницу. Тем же, кто мог воспользоваться транспортом, предстояло пройти через поглощение: верхняя часть замка представлял собой голову. Когда кто-то прилетал, то корпус раскрывался, обнажая череп. Язык этой головы служил посадочной площадкой.

Параллельно с ним Жан Жиро (Мёбиус) занимался разработкой концептов персонажей и их костюмов. Яркие краски и необычные наряды нередко были на грани. Племянник барона Харконенна – Фейд-Раута, должен был быть максимально женоподобным. По сохранившимся рисункам даже сложно понять, что перед тобой персонаж мужского пола. Герцог Лето Артрейдес, отец главного героя, по сюжету был кастрирован. Поэтому для того, чтобы зачать ему сына, леди Джессика прибегает к необычным методикам: она использует каплю крови своего мужа. Сцена зачатия должна была продемонстрировать зрителю путешествие капли внутри организма женщины. Впоследствии Ходоровски воплотит эту идею в первом томе своего комикса «Метабароны».

Для воплощения всех этих идей авторам требовались большие деньги. Им не хватало лишь пять миллионов долларов для воплощения. Сегодня такая сумма в индустрии может показаться смехотворной, но тогда авторам пришлось искать поддержки в Голливуде. Для презентации была напечатана большая книга с наработками на тысячу страниц. Студии были под впечатлением, а слухи о проекте моментально разошлись по киносообществу. Но вопреки тёплой встрече, никто не хотел иметь дело с Ходоровски. Студии предлагали упростить фильм или ограничить хронометраж. Режиссёр не мог пойти на такое, поэтому после долгих блужданий между офисами, принял решение о закрытии. Коллектив авторов был раздавлен таким поворотом.

Может показаться, что так была поставлена точка в этом проекте. Голливуд проникся увиденным, поэтому в следующие десятилетия наработки по «Дюне» можно было увидеть во многих фильмах. Без этого проекта современный кинематограф был бы совершенно другим – куда беднее, без большинства любимых зрителями фильмов. А в 2013 году на фестивале в Каннах была показана документалка о фильме. Её стоит посмотреть не только для того, чтобы узнать истории о том, как делалась эта картина. Алехандро Ходоровски и спустя полвека горит этим проектом. Его любовь к этому проекту и сегодня разжигает авторов, поэтому когда-нибудь фильм может будет снят. Даже если Ходоровски не доживёт до этого момента.

нет комментариев

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий

Реклама