В последние годы на киноэкраны вышло сразу несколько крупных картин в сеттинге Древней Руси. О «Викинге» и «Легенде о Коловрате» слышали все, кому-то они понравились, кому-то нет, но обе картины привлекли к себе прилично внимания. На их фоне почти незаметным прошел прокат еще одного фильма в условно схожих декорация — «Скиф» Рустама Мосафира. Зрители заочно приписали фильм к клону вышеупомянутых исторических блокбастеров, обильно закидали грязью за «неисторичность» (впрочем, у нас это происходит после выхода любого фильма, действие которого происходит в прошлом, не важно — далеком или недавнем) и быстро забыли. И очень зря, потому что «Скиф» — крайне любопытный фильм-эксперимент, особняком стоящий на фоне более именитых отечественных историй про богатырей, древних славян и ратных подвигов.

Сюжет «Скифа» достаточно прост, но это ни в коем случае не является недостатком. События происходят в XI веке, в те времена, когда на смену язычеству пришло христианство, сменяя собой целую культурную эпоху. Древний народ скифов рассеян по миру и находится на грани исчезновения, небольшая его часть, известная как «Волки Ареса» скитается в диких землях Тмутараканского княжества промышляя убийствами на заказ. Могучий Лютобор — вассал князя Олега Святославича оказывается втянут в заговор против него: скифы похищают его жену Татьяну и новорожденного сына. Чтобы их вернуть, Лютобор должен убить князя, но будучи человеком порядочным, не находит в себе сил пойти на предательство. Захватив с собой плененного скифа Куницу, преданного собственным вождем, Лютобор отправляется в путь, чтобы спасти жену и сына, а также раскрыть личность устроившего заговор.

За оберткой незамысловатой фабулы скрывается классический бадимуви, смешанный с роуд муви, то есть — приключения двух друзей, куда-то путешествующих. В данном случае, друзей вопреки, так как прямолинейный и честный Лютобор совершенно не похож на коварного и беспощадного Куницу. Тем не менее, они вынуждены найти общий язык, тем более что у каждого из них своя веская причина найти оставшихся скифов: Лютобор ищет похищенную семью, Куница жаждет отомстить за предательство. Такая простая сюжетная формула открывает перед авторами прилично места для как экспериментов, так и для развития заложенных в историю тем. Но об этом чуть позже.

«Скиф» в первую очередь визуальное кино. Выбранный стиль необычен и разительно отличается от прочих отечественных исторических картин. Вместо уже привычных для зрителя богатырей и монголов, фильм пестрит персонажами, словно вышедшими из фильмов про Безумного Макса. Вычурные костюмы и грим только подчеркивает гротескность местных жителей, которые в изобилии встречаются главным героям. Авторы фильма открыто говорили о близости своего фильма скорее к жанру фэнтези, нежели к серьезным историческим полотнам, что позволило им использовать свою фантазию в полную силу. При этом видно, что определенная работа с историческими источниками проведена была, просто никто не пытался максимально достоверно показать события 11 столетия, предпочитая создать на экране собственную версию реальности, в которой происходят события фильма. Прием в кино совершенно обычный, но у нас, где историческое кино не научились воспринимать без нахмуренных бровей, еще экзотичный. Но фильму это идет только на пользу. Появляется ли на экране зловещий страж капища Перуна или кровожадные поклонники Велеса, в контексте показанной псевдоисторической реальности, воспринимаются они совершенно естественно и органично вписываются в сюжет. 

Отдельно тут надо упомянуть операторскую работу, откровенно подражающую небезызвестному Эммануэлю Любецки. «Скиф» полон длинных и сложных однокадровых планов с минимумом монтажных склеек. Камера свободно следует за персонажами, не отпуская их, проходят ли они по лесу или участвуют ли в сражении, неизменно напоминая об операторском стиле Любецки. И, как ни странно, это тоже ни в коем случае не минус фильма. Наоборот, выбранный операторский стиль подчеркивает настроение картины, создает собственный темп и красиво прячет лишнее в кадре. Конечно, этот стиль имеет свои недостатки: иногда сложно разобраться в происходящем во время боевых сцен, некоторые кульминационные события теряют свой вес, но это все не настолько критично, как могло бы быть. Зато нельзя не оценить сложный внутрикадровый монтаж и некую замороченность авторов и каскадеров фильма над боевыми сценами, которые старались сделать максимально интересными и необычными. В совокупности, визуальный ряд «Скифа» вызывает ассоциации не с каким-нибудь «Викингом» и иже с ним, а с «Выжившим» Алехандро Иньярриту. Роскошные пейзажи Крыма, где проходили съемки, лишь усиливают это впечатление.

Природа тут не просто фон, на ней сделан умелый акцент. Рустам Мосафир уже показал себя мастером по подбору мест для съемок в своих «Беглецах», здесь он этот статус подкрепляет: глухие леса, каменистые ущелья с водопадами, безлюдная степь, — где бы ни оказались Лютобор с Куницей, глаз неизменно радуют живописные пейзажи дикой природы, которые только способствуют погружению зрителя в происходящее на экране, делая кино-реальность более живой и достоверной. Авторы стараются быть честны перед зрителем. Если на экране идет дождь или герои по колено в воде, камера наглядно показывает, как актерам холодно, что лишь усиливает реализм. Обилие съемок на живой природе радует работой с естественным светом, столько редкой в наше время. Впрочем, «Скиф» не просто так имеет рейтинг R, любоваться тут зрителю придется не только на красоту дикой природы.

«Скиф» удивляет еще и своей непринужденной кровожадностью. Любителям «мяса» тут будет на что посмотреть. Герои фильма вполне достоверно предпочитают решать все вопросы острым железом. И если поначалу камера уклончиво обходит наиболее кровавые моменты, уже к середине фильма, авторы дают себе волю и по экрану начинают течь реки крови и летать отрезанные конечности. Градус насилия нарастает вплоть до кульминации, тут «Скиф» дает прикурить не только всем отечественным историческим картинам, но и многим зарубежным аналогам, вроде «Следопыта» или «Короля Артура» Фукуа. Сняты кровавые сцены с изобретательностью, акцента именно на жестокости тут практически нет, она выглядит скорее неизбежностью жестокого мира, где христианство только начинает распространяться по Древней Руси.

Одна из основных тем, заложенных в фильме, это взгляд на религии и различия между их сторонниками. В отличие от других отечественных исторических картин последних лет, где христианство подано с неким подобострастием, учитывая что «скрепы» нынче — официальный политический курс, авторы «Скифа» демонстративно подают христианство как одну из многочисленных религий, существующую наравне с язычеством. Причем, поначалу даже может показаться, что имеет место критика христианства, но не все так однозначно. Если последователи язычества здесь творят вещи жестокие, не чураясь и человеческих жертвоприношений, то персонажи, принявшие христианство, удивляют своим коварством и двуличием. При этом если первым тут дается некое покаяние от авторов, когда их показывают вполне себе обычными людьми, которым не чужда любовь и близость, то единственным честным христианином в фильме оказывается Лютобор, искренне рыдающий после того, как проливает невинную кровь. С одной стороны, такая неоднозначная подача религии может вызвать отторжение у некоторых зрителей, с другой, нельзя не признать, что это куда ближе к историческим реалиям, где за верующими хватало грешков. И, тем ни менее, самую важную фразу — авторское высказывание на эту тему, произносит в фильме язычник Куница: «дело не в богах, вся суть в людях». Мосафир не критикует христианство как таковое в своем фильме, он просто напоминает, что люди жестоки и коварны сами по себе и никакая вера тут не является оправданием. Скифы беспощадны, потому что таков их мир, язычники жестоки, потому что таковы традиции их мира, христиане подлы, потому что хотят сделать свой мир лучше, у каждого из них своя правда и лишь несчастный Лютобор оказывается окружен, отчаянно пытаясь спасти остатки собственного мира — свою семью.

К плюсам фильма можно отнести и прекрасный актерский состав. Из Алексея Фадеева и Александра Кузнецова вышел прекрасный кинодуэт, между ними есть ощутимая химия, за этой парой интересно смотреть. Кузнецов так и вовсе крадет фильм, его Куница — один из самых ярких персонажей в отечественном кинематографе последних лет. Эти двое нисколько не теряются на экране в компании маститых Юрия Цурило (князь Олег), Виктора Соловьёва (Кумай) и Виталия Кравченко (Яр). Василисе Измайловой (Татьяна) отвели немного времени на экране, но девушка честно выжимает из роли все возможное, оставаясь, при этом, неизменно красивой.

Конечно, «Скиф» не идеален. У него хватает проблем и с сюжетом, и с постановкой. Но кино остается честным со зрителем и не пытается казаться чем-то большим, чем является: развлекательным фэнтези в исторических декорациях. Претензии по поводу историчности, которыми закидали картину диванные историки, коих нынче развелось в обилии, тут не просто неуместны, но и выглядят откровенно смешно. Возможно, сказывается непривычность фильмов этого жанра в России, это на Западе подобных картин много, я молчу про Китай. В наших же краях, «Скиф» — необычный и брутальный боевик, сильно выделяющийся на фоне эпичных исторических полотен.

4/5

нет комментариев

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий

Реклама